Если гора не идет к Магомету… то Магомет обойдется без горы. Именно так можно перефразировать всем известное выражение на фоне финансовых отношений между некоторыми странами. В данном случае – между США и Ираном. В ноябре 2018 года в рамках санкций по принуждению Ирана к сдерживанию его ядерных и ракетных программ. Платежная система SWIFT отключила центробанк и другие финансовые учреждения Ирана. Тем самым нацеливаясь на основной источник доходов страны – экспорт нефти. Это сделало недоступным для исламского государства расчеты в долларах по импортным закупкам. Зато спровоцировало его обратить внимание на криптовалюту.

Для Ирана санкции США превратились в войну с долларом.

В июле 2019 года правительство Ирана разрешило майнерам добывать биткоин. А уже спустя полгода выдало более 1000 лицензий на осуществление этой деятельности. Спустя еще шесть месяцев – в июле 2020 года. Власти страны позволили электростанциям сотрудничать с майнинг-фермами в пределах разрешенного лимита. А в сентябре было вынесено предложение расплачиваться криптовалютами за импорт автомобилей.

Дальше – больше. Сегодня Иран внес поправки в ранее выпущенное законодательство, став первым в мире государством. Признавшим биткоин в качестве платежного средства для оплаты импорта товаров за счет первой криптовалюты, полученной центробанком от иранских майнеров.

Ранее власти страны пообещали снизить плату за электроэнергию для майнеров, работающих по лицензиям.